Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

2 декабря 2022 г.

Минтруд России: будут внесены изменения в Порядок подтверждения основного вида экономической деятельности страхователя по обязательному социальному страхованию...

Минтруд России разработал проект Приказа «О внесении изменений в Порядок подтверждения основного вида экономической деятельности страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на...

Публикации

2 декабря 2022 г.

Роструд разъяснил, может ли сторонний персонал проводить обучение и инструктаж по охране труда работникам предприятия?

Специалисты ведомства пояснили, что согласно Правилам обучения по охране труда и проверки знания требований охраны труда, утвержденным постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2021...

Законодательство

29 ноября 2022 г.

Планируется уточнить порядок оформления больничного

Основным поводом для поправок к Условиям и порядку формирования листков нетрудоспособности в форме электронного документа и выдачи листков нетрудоспособности в форме документа на бумажном...

Статистика

1 декабря 2022 г.

Цифра недели: почти 200 тыс. человек учатся или уже завершили обучение в рамках нацпроекта «Демография»

Более 130 тысяч граждан уже завершили обучение с момента старта программы переобучения в рамках нацпроекта «Демография». Порядка 65 тысяч граждан продолжают обучающие курсы.    Цифра...

Спецоценка: уровень гарантий можно снизить при улучшении условий труда

23 ноября 2022 г.

Работодатель отменил дополнительный отпуск работникам, который был предоставлен персоналу за работу с вредными условиями труда. Прокуратура усмотрела в этом нарушение, ссылаясь на незаконность таких действий, и обратилась в суд. Однако судьи отказали в удовлетворении иска. Дело было отправлено на пересмотр (см. ниже текст Определения Восьмого КСОЮ от 6 октября 2022 г. по делу № 8Г-18573/2022)... 




Спецоценка: уровень гарантий можно снизить при улучшении условий труда
 

 

 
Работодатель отменил дополнительный отпуск работникам, который был предоставлен персоналу за работу с вредными условиями труда. Прокуратура усмотрела в этом нарушение, ссылаясь на незаконность таких действий, и обратилась в суд. Однако судьи отказали в удовлетворении иска. Дело было отправлено на пересмотр (см. ниже текст Определения Восьмого КСОЮ от 6 октября 2022 г. по делу № 8Г-18573/2022). 
 



Что выяснилось? По результатам проведенной несколько лет назад аттестации рабочих мест по условиям труда были выявлены вредные производственные факторы, соответственно в отношении обследованных рабочих мест были установлены итоговые классы условий труда по степени вредности и (или) опасности. После проведения аттестации работникам были предоставлены дополнительные отпуска.

 


 
По результатам проведенной позднее специальной оценки условий труда (СОУТ) было зафиксировано улучшение условий труда, произведена корректировка итоговых классов (подклассов) вредности.


 
Законодательством был предусмотрен случай, когда фактически достигнутый до 2014 года уровень гарантий, предоставляемых за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, сохраняется, если последние не изменились. Снижение уровня соответствующих гарантий (компенсаций) возможно только при улучшении условий труда, которые подтверждаются по результатам СОУТ снижением итогового класса (подкласса) условий труда.
 
Законодательством предусмотрен как внесудебный, так и судебный порядок разрешения разногласий и споров по результатам СОУТ. Подтверждение правомерности проведенной спецоценки в части установления итогового класса (подкласса) условий труда либо отмена  результатов СОУТ проводятся в рамках соответствующей экспертизы.
 
Судьи поддержали работодателя, поскольку результаты спецоценки работниками в надлежащем порядке оспорены не были.
 
 
 
 
Текст:
Игорь Волошин
 
 



 




 




 


 














 




 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ СК ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВОСЬМОГО КАССАЦИОННОГО СУДА
ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ОТ 06 ОКТЯБРЯ 2022 Г. ПО ДЕЛУ № 8Г-18573/2022
[88-18494/2022]
 



Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Лавник М.В, судей Леонтьевой Т.В, Гусева Д.А. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4649/2021 (УИД: 04RS0007-01-2021-008886-16) по иску прокурора Железнодорожного района г. Улан-Удэ Республики Бурятия в интересах Лебедева Алексея Анатольевича, Иванова Василия Анатольевича, Романова Александра Павловича, Старкова Александра Анатольевича, Федорова Юрия Борисовича, Грязнова Сергея Сергеевича, Дьяченко Надежды Викторовны, Карасева Евгения Васильевича, Козулина Сергея Владимировича, Колодина Виталия Викторовича, Любаева Петра Ивановича, Цейханфу Евдокии Николаевны к публичному акционерному обществу «Территориальная генерирующая компания № 14» о признании незаконными действий публичного акционерного общества «Территориальная генерирующая компания №14» по сокращению количества дней отпуска за работу с вредными условиями труда, обязании восстановить количество дней отпуска, по кассационной жалобе (с учетом уточнений) публичного акционерного общества «Территориальная генерирующая компания №14» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 19 мая 2022 г.
 
Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Лавник М.В, заслушав пояснения представителя публичного акционерного общества «Территориальная генерирующая компания № 14» Дутовой В.О, поддержавшей доводы кассационной жалобы, прокурора пятого отдела (апелляционно-кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово, г. Новосибирске, г. Челябинске) апелляционно-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Волковой А.Г, возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции установила:
 
Обращаясь в суд с иском к публичному акционерному обществу «Территориальная генерирующая компания № 14» (далее по тексту также ПАО «ТГК-14»), прокурор Железнодорожного района г. Улан-Удэ в интересах Лебедева Алексея Анатольевича, Иванова Василия Анатольевича, Романова Александра Павловича, Старкова Александра Анатольевича, Федорова Юрия Борисовича, Грязнова Сергея Сергеевича, Дьяченко Надежды Викторовны, Карасева Евгения Васильевича, Козулина Сергея Владимировича, Колодина Виталия Викторовича, Любаева Петра Ивановича, Цейханфу Евдокии Николаевны просил признать действия работодателя по сокращению количества дней ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными условиями труда незаконными, восстановить количество дней отпуска.
 
Требования мотивированы тем, что прокуратурой Железнодорожного района г. Улан-Удэ по обращению работников филиала «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» проведена проверка соблюдения трудового законодательства, в результате которой выявлены нарушения при предоставлении работникам Улан-Удэнской ТЭЦ-1 ПАО «ТГК-14» в лице филиала «Генерация Бурятии» ежегодных дополнительных отпусков.
 
Установлено, что в 2018 г. ответчиком в связи с истечением срока действия результатов аттестации рабочих мест в порядке, установленном Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» (далее по тексту также Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ), проведена специальная оценка условий труда, по итогам которой ПАО «ТГК-14» уменьшено количество дней отпуска за работу с вредными условиями труда: Лебедеву А.А, Дьяченко Н.В, Карасеву Е.В, Козулину С.В, Колодину В.В, Любаеву П.И, Цейханфу Е.Н.  с 14 дней до 7 дней; Иванову В.А, Романову А.П, Старкову А.А, Федорову Ю.Б.  с 14 дней до 0 дней, Грязнову С.С.  с 7 дней до 0 дней.
 
Прокурор полагал, что указанные действия ПАО «ТГК-14» являются незаконными, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 421 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда"» (далее по тексту также Федеральный закон РФ от 28 декабря 2013 г. №421-ФЗ) при реализации в соответствии с положениями Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) в отношении работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, компенсационных мер, направленных на ослабление негативного воздействия на их здоровье вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса (сокращенная продолжительность рабочего времени, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск либо денежная компенсация за них, а также повышенная оплата труда), порядок и условия осуществления таких мер не могут быть ухудшены, а размеры снижены по сравнению с порядком, условиями и размерами фактически реализуемых в отношении указанных работников компенсационных мер по состоянию на день вступления в силу настоящего Федерального закона при условии сохранения соответствующих условий труда на рабочем месте, явившихся основанием для назначения реализуемых компенсационных мер. Сведений о том, что в результате проведенной на предприятии специальной оценки условий труда (далее 
 СОУТ) зафиксировано улучшение условий труда ответчиком не представлено.
 
Таким образом, ПАО «ТГК-14» необоснованно осуществлено уменьшение количества дней дополнительного отпуска за работу с вредными условиями труда, в связи с чем, нарушенные права истцов подлежат восстановлению.
 
Решением Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ от 30 декабря 2021 г. постановлено:
 
Исковые требования прокурора Железнодорожного района г. Улан-Удэ удовлетворить частично. Признать незаконными действия ПАО «ТГК-14» по сокращению количества дней отпуска за работу с вредными условиями труда.
 
Обязать ПАО «ТГК-14» восстановить количество дней ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска до прежнего уровня  14 календарных дней следующим работникам:
 
Лебедеву Алексею Анатольевичу  за период с 28 октября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Дьяченко Надежде Викторовне  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Карасеву Евгению Васильевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по 7 февраля 2021 г;
Козулину Сергею Владимировичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Колодину Виталию Викторовичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Любаеву Петру Ивановичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Цейханфу Евдокии Николаевне  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Иванову Василию Анатольевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Романову Александру Павловичу  за период с 24 сентября 2018 г. по 30 сентября 2021 г.;
Старкову Александру Анатольевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Федорову Юрию Борисовичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда.
 
Обязать ПАО «ТГК-14» восстановить количество дней ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска до прежнего уровня  7 календарных дней Грязнову Сергею Сергеевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда.
 
В остальной части исковые требования оставить без удовлетворения.
 
Взыскать с ПАО «ТГК-14» в доход бюджета муниципального образования «городской округ город Улан-Удэ» государственную пошлину в размере 300 руб.
 
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 19 мая 2022 г. постановлено:
 
Решение Железнодорожного районного суда г.Улан-Удэ от 30 декабря 2021 г. отменить и принять по делу новое решение суда, которым исковые требования прокурора Железнодорожного района г. Улан-Удэ удовлетворить частично.
 
Признать незаконными действия ПАО «ТГК-14» по сокращению количества дней отпуска за работу с вредными условиями труда.
 
Обязать ПАО «ТГК-14» восстановить количество дней ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска до 14 календарных дней следующим работникам:
 
Лебедеву Алексею Анатольевичу  за период с 28 октября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Дьяченко Надежде Викторовне  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Карасеву Евгению Васильевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по 7 февраля 2021 г;
Козулину Сергею Владимировичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Колодину Виталию Викторовичу  за период с 24 сентября 2018 г, по день вынесения решения суда;
Любаеву Петру Ивановичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Цейханфу Евдокии Николаевне  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Иванову Василию Анатольевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Романову Александру Павловичу  за период с 24 сентября 2018 г. по 30 сентября 2021 г.;
Старкову Александру Анатольевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда;
Федорову Юрию Борисовичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда.

Обязать ПАО «ТГК-14» восстановить количество дней ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска до 7 календарных дней Грязнову Сергею Сергеевичу  за период с 24 сентября 2018 г. по день вынесения решения суда.
 
В остальной части исковые требования оставить без удовлетворения.
 
Взыскать с ПАО «ТГК-14» в доход бюджета муниципального образования «городской округ город Улан-Удэ»  государственную пошлину в размере 300 руб.
 
В кассационной жалобе (с учетом уточнений) представитель публичного акционерного общества «Территориальная генерирующая компания № 14» Дутова В.О, просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 19 мая 2022 г, как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Либо просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 19 мая 2022 г. в части несоответствия фактических обстоятельств (довод 2-6 кассационной жалобы), указанным в постановлениях суда первой и апелляционной инстанции, и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий суд.
 
Относительно доводов кассационной жалобы возражений не представлено.
 
В судебное заседание судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции иные лица, участвующие в деле, надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела, не явились, о причинах неявки не сообщили.
 
На основании части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.
 
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав пояснения представителя публичного акционерного общества «Территориальная генерирующая компания №14» Дутовой В.О, поддержавшей доводы кассационной жалобы, прокурора пятого отдела (апелляционно-кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово, г. Новосибирске, г. Челябинске) апелляционно-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Волковой А.Г., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.
 
В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
 
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (часть 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
 
Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела и они выразились в следующем.
 
Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, что аттестация рабочих мест в филиале «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» проводилась в 2013 г. в порядке, установленном приказом Минздравсоцразвития России от 26 апреля 2011 г. № 342н «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда». По результатам аттестации составлены карты аттестации рабочих мест, в том числе работников Улан-Удэнской ТЭЦ-1. В связи с наличием вредных производственных факторов итоговые классы условий труда по степени вредности и (или) опасности производственных факторов установлены работникам в пределах от 3.2 до 3.4. и определена продолжительность дополнительного ежегодного оплачиваемого отпуска.
 
В связи с истечением срока действия аттестации рабочих мест в филиале «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» в 2018 г. проведена специальная оценка условий труда (далее по тексту также СОУТ), по результатам которой в отношении рабочих мест работников Улан-Удэнской ТЭЦ-1 установлены итоговые классы (подклассы) вредности.
 
Приказом от 30 мая 2018 г. № СОУТ признана завершенной и постановлено:
 
установить классы (подклассы) условий труда в соответствии с отчетом о проведении СОУТ, внести соответствующие изменения в трудовые договоры работников, которым предусмотрена доплата за работу во вредных условиях труда, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, сокращенная продолжительность рабочего времени, получение молока или других равноценных пищевых продуктов, лечебно-профилактическое питание, льготное пенсионное обеспечение на основании СОУТ.
 
Соответствующими уведомлениями работники ПАО «ТГК-14» филиала «Генерация Бурятии», являющиеся истцами по настоящему делу, извещены об изменении организационных условий труда в связи с результатами специальной оценки условий труда и ввиду изменения определенных условий трудового договора между сторонами были подписаны дополнительные соглашения к трудовым договорам об уменьшении размеров доплат за работу во вредных условиях труда и уменьшении продолжительности ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска.
 
В особом мнении председатель первичной профсоюзной организации филиала «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» указал, что в соответствии с представленной сводной ведомостью, составленной по результатам СОУТ, можно предположить, что по отдельным профессиям и должностям у работников филиала улучшились условия труда с момента проведения аттестации рабочих мест в 2013 г, по результатам которой были установлены классы 3.1, 3.2, 3.3 и 3.4 по параметрам «микроклимат».
 
Однако фактически негативное влияние воздействующих факторов в процессе производственной деятельности с момента аттестации рабочих мест не изменилось, оценка параметров микроклимата не производилась в связи с изменением методики проведения оценки воздействия (приказ Минтруда России от 24 января 2014 г. № 33н), поэтому в соответствии с частью 3 статьи 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 421-ФЗ компенсационные меры не могут быть ухудшены, а размеры снижены по сравнению с порядком, условиями и размерами компенсационных мер, фактически реализовывавшихся в отношении работников до проведения СОУТ.
 
Действия работодателя в лице ПАО «ТГК-14» по уменьшению размера доплат за работу с вредными условиями труда и уменьшению продолжительного ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска повлекли объявление работниками филиала «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» в декабре 2020 г. голодовки с требованиями повысить заработную плату и улучшить условия труда.
 
30 декабря 2020 г. Государственной инспекцией труда в Республике Бурятия внесено предписание ответчику с требованием в том числе о производстве перерасчета и выплате работникам топливно-транспортного цеха заработной платы с учетом размера доплаты за работу с вредными условиями труда, установленной по результатам проведенной аттестации рабочих мест, начиная с момента истечения срока ее действия.
 
Предписание Гострудинспекции в Республике Бурятия было оспорено ответчиком в указанной части, однако апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Бурятия от 26 мая 2021 г. решение суда первой инстанции об удовлетворении иска отменено и принято новое решение суда, которым административный иск ПАО «ТГК-14» к Государственной инспекции труда в Республике Бурятия, Гармаеву Ю.Г, Столяровой Л.С. об оспаривании предписания оставлен без удовлетворения.
 
Постановлениями Государственной инспекции труда в Республике Бурятия 29 января 2021 г. ПАО «ТГК-14» привлечено к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью первой статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, 2 февраля 2021 г. 
 за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью первой статьи 5.27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
 
Прокурор Железнодорожного района г. Улан-Удэ обратился в суд с вышеуказанным иском для защиты трудовых прав работников филиала «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14», ссылаясь на то, что проведение специальной оценки условий труда в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013г. № 426-ФЗ не является основанием для пересмотра компенсаций, предоставляемых работникам, занятым на работе с вредными и (или) опасными условиями труда, поскольку доказательств фактического улучшения условий труда работников не имеется.
 
Разрешая спор по существу и удовлетворяя заявленные прокурором требования, суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по правилам производства суда первой инстанции, исходил из того, что само по себе проведение специальной оценки условий труда в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда», т.е. по иной методике, чем ранее проводилась аттестация рабочих мест, не является основанием для пересмотра компенсаций, предоставляемых работникам, занятым на работе с вредными и (или) опасными условиями труда. При этом представленные доказательства не свидетельствуют в полной мере о том, что работодатель осуществил мероприятия, которые существенно улучшили условия труда работников.
 
Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает, что выводы суда апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.
 
В силу части 1 статьи 115 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту также ТК РФ) ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.























 
Положениями статьи 116 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами (часть 1).
 
Работодатели с учетом своих производственных и финансовых возможностей могут самостоятельно устанавливать дополнительные отпуска для работников, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и иными федеральными законами. Порядок и условия предоставления этих отпусков определяются коллективными договорами или локальными нормативными актами, которые принимаются с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (часть 2).
 
Статья 117 Трудового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации», действовавшей с 6 октября 2006 г. до 1 января 2014 г, предусматривала, что ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов. Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, и условия его предоставления устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
 
Данная норма подлежала применению во взаимосвязи с принятым в ее развитие Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2008 г. № 870, действовавшим с 6 декабря 2008 г. до 11 августа 2014 г, пункт 1 которого определял в качестве компенсаций, предоставляемых работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда, по результатам аттестации рабочих мест сокращенную продолжительность рабочего времени  не более 36 часов в неделю в соответствии со статьей 92 ТК РФ, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск  не менее 7 календарных дней и повышение оплаты труда  не менее 4 процентов тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда.
 
В соответствии с пунктом 2 указанного Постановления Правительство Российской Федерации поручило Министерству здравоохранения и социального развития Российской Федерации в 6-месячный срок после вступления в силу данного постановления установить в зависимости от класса условий труда и с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда, сокращенную продолжительность рабочего времени, минимальную продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, минимальный размер повышения оплаты труда, а также условия предоставления указанных компенсаций.
 
По смыслу приведенной редакции статьи 117 Трудового кодекса Российской Федерации и Постановления Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2008 г. № 870, основанием для предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска и, соответственно, компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, признаются конкретные условия труда, определяемые по результатам аттестации рабочих мест.
 
Порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 апреля 2011 г. № 342н, действовавший до 7 июня 2014 г, устанавливал требования к проведению аттестации рабочих мест по условиям труда, оформлению и использованию результатов аттестации, предусматривая комплексную оценку условий труда на рабочем месте с учетом класса (подкласса) условий труда, установленного по результатам оценки соответствия условий труда гигиеническим нормативам.
 
В действующей редакции положения статьи 117 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривают, что ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, условия труда на рабочих местах которых по результатам специальной оценки условий труда отнесены к вредным условиям труда 2, 3 или 4 степени либо опасным условиям труда (часть 1).
 
Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, указанным в части первой настоящей статьи, составляет 7 календарных дней (часть 2).
 
Продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска конкретного работника устанавливается трудовым договором на основании отраслевого (межотраслевого) соглашения и коллективного договора с учетом результатов специальной оценки условий труда (часть 3).
 
По смыслу приведенных редакций статьи 117 Трудового кодекса Российской Федерации, основанием для предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, признаются конкретные условия труда, определяемые по результатам аттестации рабочих мест (в настоящее время специальной оценки условий труда).
 
Положениями статьи 27 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ установлено, что в случае, если до дня вступления в силу настоящего Федерального закона в отношении рабочих мест была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда, специальная оценка условий труда в отношении таких рабочих мест может не проводиться в течение пяти лет со дня завершения данной аттестации, за исключением случаев возникновения обстоятельств, указанных в части 1 статьи 17 настоящего Федерального закона; при этом для целей, определенных статьей 7 настоящего Федерального закона, используются результаты данной аттестации, проведённой в соответствии с действовавшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона порядком, а работодатель вправе провести специальную оценку условий труда в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, до истечения срока действия имеющихся результатов аттестации рабочих мест по условиям труда.
 
В силу части 3 статьи 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. №421-ФЗ при реализации в соответствии с положениями Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) в отношении работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, компенсационных мер, направленных на ослабление негативного воздействия на их здоровье вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса (сокращенная продолжительность рабочего времени, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск либо денежная компенсация за них, а также повышенная оплата труда), порядок и условия осуществления таких мер не могут быть ухудшены, а размеры снижены по сравнению с порядком, условиями и размерами фактически реализуемых в отношении указанных работников компенсационных мер по состоянию на день вступления в силу настоящего Федерального закона при условии сохранения соответствующих условий труда на рабочем месте, явившихся основанием для назначения реализуемых компенсационных мер.
 
Таким образом, законодатель предусмотрел сохранение фактически достигнутого до 1 января 2014 г. уровня предоставляемых работникам, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, гарантий при неизменности условий их труда. Уменьшение гарантий и компенсаций возможно только при улучшении условий труда (уменьшении итогового класса (подкласса)) по результатам специальной оценки условий труда.
 
Из материалов дела следует, что аттестация рабочих мест в филиале «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» проводилась в 2013 г. в порядке, установленном приказом Минздравсоцразвития России от 26 апреля 2011 г. № 342н «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда». По результатам аттестации составлены карты аттестации рабочих мест, в том числе работников Улан-Удэнской ТЭЦ-1. В связи с наличием вредных производственных факторов итоговые классы условий труда по степени вредности и (или) опасности производственных факторов установлены работникам в пределах от 3.2 до 3.4. и определена продолжительность дополнительного ежегодного оплачиваемого отпуска.
 
В связи с истечением срока действия аттестации рабочих мест в филиале «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14» в 2018 г. проведена специальная оценка условий труда, по результатам которой в отношении рабочих мест работников Улан-Удэнской ТЭЦ-1 установлены итоговые классы (подклассы) вредности.
 
Прокурор, ссылаясь на то, что проведение специальной оценки условий труда в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ не является основанием для пересмотра компенсаций, предоставляемых работникам, занятым на работе с вредными и (или) опасными условиями труда, обратился с настоящим иском в суд, поскольку доказательств фактического улучшения условий труда работников не имеется.
 
Таким образом, исходя из предмета заявленных требований, юридически значимыми обстоятельствами для правильного разрешения спора являлись следующие обстоятельства: какой класс условий труда был установлен в отношении рабочего места истцов по результатам аттестации рабочих мест; какой размер дополнительного отпуска был установлен истцам, как работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда по результатам аттестации рабочих мест; каким локальным нормативным актом, либо коллективным договором, трудовым договором был установлен размер дополнительного отпуска работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда по результатам аттестации рабочих мест; изменился ли итоговый класс (подкласс) условий труда на рабочем месте истцов после проведенной ПАО «ТГК-14» специальной оценки условий труда; обусловлено ли уменьшение итогового класса (подкласса) условий труда на рабочем месте истцов улучшениями условий труда.
 
Вместе с тем указанные юридически значимые обстоятельства судом апелляционной инстанций фактически не установлены.
 
Делая вывод о том, что результаты специальной оценки условий труда не подлежат применению в отношении истцов и условий их труда, суд апелляционной инстанции не учел положения нормативных правовых актов, устанавливающих порядок осуществления мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, предусматривающих проведение специальной оценки условий труда, осуществляемой специализированной организацией, а также устанавливающих порядок оспаривания результатов специальной оценки условий труда рабочего места.
 
Специальная оценка условий труда является единым комплексом последовательно осуществляемых мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса и оценке уровня их воздействия на работника с учетом отклонения их фактических значений от установленных уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти нормативов (гигиенических нормативов) условий труда и применения средств индивидуальной и коллективной защиты работников (часть 1 статьи 3 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ).
 
По результатам проведения специальной оценки условий труда устанавливаются классы (подклассы) условий труда на рабочих местах (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ).
 
Результаты проведения специальной оценки условий труда могут применяться в том числе для: разработки и реализации мероприятий, направленных на улучшение условий труда работников; информирования работников об условиях труда на рабочих местах, о существующем риске повреждения их здоровья, о мерах по защите от воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов и о полагающихся работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, гарантиях и компенсациях; обеспечения работников средствами индивидуальной защиты, а также оснащения рабочих мест средствами коллективной защиты; осуществления контроля за состоянием условий труда на рабочих местах; организации в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических (в течение трудовой деятельности) медицинских осмотров работников; установления работникам предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации гарантий и компенсаций; установления дополнительного тарифа страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации с учетом класса (подкласса) условий труда на рабочем месте (статья 7 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ).
 
В соответствии с частью 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ обязанности по организации и финансированию проведения специальной оценки условий труда возлагаются на работодателя.
 
Специальная оценка условий труда проводится совместно работодателем и организацией или организациями, соответствующими требованиям статьи 19 названного федерального закона, привлекаемыми работодателем на основании гражданско-правового договора (часть 2 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ).
 
Согласно части 1 статьи 19 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ организация, проводящая специальную оценку условий труда, должна соответствовать следующим требованиям: указание в уставных документах организации в качестве основного вида деятельности или одного из видов ее деятельности проведения специальной оценки условий труда; наличие в организации не менее пяти экспертов, работающих по трудовому договору и имеющих сертификат эксперта на право выполнения работ по специальной оценке условий труда, в том числе не менее одного эксперта, имеющего высшее образование по одной из специальностей  общая гигиена, гигиена труда, санитарно-гигиенические лабораторные исследования; наличие в качестве структурного подразделения испытательной лаборатории (центра), которая аккредитована национальным органом по аккредитации в соответствии с законодательством Российской Федерации об аккредитации в национальной системе аккредитации и областью аккредитации которой является проведение исследований (испытаний) и измерений вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, предусмотренных пунктами 1-11 и 15-23 части 3 статьи 13 названного федерального закона.
 
Специальная оценка условий труда проводится в соответствии с методикой ее проведения, утверждаемой федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (часть 3 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ).
 
Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 24 января 2014 г. №33н утверждены Методика проведения специальной оценки условий труда, Классификатор вредных и (или) опасных производственных факторов, Форма отчета о проведении специальной оценки условий труда и Инструкция по ее заполнению.
 
Пунктом 1 Методики проведения специальной оценки условий труда установлены обязательные требования к последовательно реализуемым в рамках проведения специальной оценки условий труда процедурам: идентификации потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов; исследованиям (испытаниям) и измерениям вредных и (или) опасных производственных факторов; отнесению условий труда на рабочем месте по степени вредности и (или) опасности к классу (подклассу) условий труда по результатам проведения исследований (испытаний) и измерений вредных и (или) опасных производственных факторов; оформлению результатов проведения специальной оценки условий труда.
 
Из приведенных нормативных положений следует, что специальная оценка условий труда, обязанность по организации и финансированию проведения которой возложена законом на работодателя, проводится в целях создания безопасных условий труда, сохранения жизни и здоровья работника в процессе трудовой деятельности. Она представляет собой единый комплекс последовательно осуществляемых мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса и оценке уровня их воздействия на работника с учетом отклонения их фактических значений от установленных уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти нормативов (гигиенических нормативов) условий труда и применения средств индивидуальной и коллективной защиты работников. При этом непосредственное проведение специальной оценки условий труда на основании гражданско-правового договора, заключаемого работодателем, осуществляется специальной организацией, основным или одним из видов деятельности которой является проведение специальной оценки условий труда, а также отвечающей иным требованиям, указанным в статье 19 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ.
 
Указывая на то, что результаты специальной оценки условий труда не подлежат применению в отношении истцов и условий их труда, суд апелляционной инстанции не учел, что в силу абзаца одиннадцатого части 2 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан обеспечить проведение специальной оценки условий труда в соответствии с законодательством о специальной оценке условий труда. При таких обстоятельствах, специальная оценка условий труда является обязательной для работодателя.
 
Согласно статье 5 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ работник вправе: присутствовать при проведении специальной оценки условий труда на его рабочем месте (пункт 1 части 1 статьи 5 закона), обращаться к работодателю, его представителю, организации, проводящей специальную оценку условий труда, эксперту организации, проводящей специальную оценку условий труда, с предложениями по осуществлению на его рабочем месте идентификации потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов и за получением разъяснений по вопросам проведения специальной оценки условий труда на его рабочем месте (пункт 2 части 1 статьи 5 закона), обжаловать результаты проведения специальной оценки условий труда на рабочем месте в соответствии со статьёй 26 названного закона (пункт 3 части 1 статьи 5 Закона).
 
В соответствии со статьей 26 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ разногласия по вопросам проведения специальной оценки условий труда, несогласие работника с результатами проведения специальной оценки условий труда на его рабочем месте, а также жалобы работодателя на действия (бездействие) организации, проводящей специальную оценку условий труда, рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на проведение федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и его территориальными органами, решения которых могут быть обжалованы в судебном порядке (часть 1 статьи 26 названного закона).
 
Работодатель, работник, выборный орган первичной профсоюзной организации или иной представительный орган работников вправе обжаловать результаты проведения специальной оценки условий труда в судебном порядке (часть 2 статьи 26 названного закона).
 
Таким образом, законом установлен как внесудебный, так и судебный порядок разрешения разногласий и споров, связанных с проведением специальной оценки условий труда, в том числе в случае несогласия работника с результатами специальной оценки условий труда на его рабочем месте.
 
Как следует из материалов дела, в ходе рассмотрения дела сторона истца настаивала на том, что при проведении специальной оценки условий труда не были оценены производственные факторы установленные ранее в ходе проведения аттестации рабочих мест, в связи с чем в суде апелляционной инстанции стороной ответчика представлялись копии протоколов аттестации рабочих мест 2013 г. и протоколов специальной оценки условий труда 2018 г, а также сравнительные таблицы результатов измерений вредных факторов труда по аттестации рабочих мест и специальной оценки условий труда, по результатам изучения которых суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при проведении специальной оценки условий труда специалистами не были учтены отдельные вредные производственные факторы, которые были определены таковыми при проведении аттестации рабочих мест в 2013 году и с учетом показателей по которым установлены классы (подклассы) условий труда на рабочих местах работников филиала «Генерация Бурятия» ПАО «ТГК-14». В связи с чем суд пришел к выводу о том, что по результатам специальной оценки условий труда не зафиксировано улучшение условий труда работников ответчика.
 
Согласно части 2 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ идентификация потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов на рабочих местах осуществляется экспертом организации, проводящей специальную оценку условий труда. Результаты идентификации потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов утверждаются комиссией, формируемой в порядке, установленном статьей 9 настоящего Федерального закона.
 
В соответствии с пунктом 9 Методики проведения специальной оценки условий труда перечень вредных и (или) опасных производственных факторов, подлежащих исследованиям (испытаниям) и измерениям, формируется комиссией исходя из государственных нормативных требований охраны труда, характеристик технологического процесса и производственного оборудования, применяемых материалов и сырья, результатов ранее проводившихся исследований (испытаний) и измерений вредных и (или) опасных производственных факторов, а также исходя из предложений работников (часть 2 статьи 12 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда»).
 
На основании пункта 10 Методики проведения специальной оценки условий труда, результаты идентификации заносятся в раздел «Перечень рабочих мест, на которых проводилась специальная оценка условий труда» отчета о проведении специальной оценки условий труда, форма которого утверждается в порядке, установленном Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда».
 
Согласно пункту 16 Методики проведения специальной оценки условий труда результаты проведенных исследований (испытаний) и измерений вредных и (или) опасных факторов оформляются протоколами в отношении каждого из этих вредных и (или) опасных факторов, подвергнутых исследованиям (испытаниям) и измерениям, с указанием, в том числе даты проведения исследований (испытаний) и измерений вредного и (или) опасного фактора (подп. 8); сведений о применяемых средствах измерений (наименование прибора, инструмента, заводской номер, срок действия и номер свидетельства о поверке) (подп. 9); фамилии, имена, отчества (при наличии), должности специалистов организации, проводящей специальную оценку условий труда, проводивших исследования (испытания) и измерения вредного и (или) опасного фактора (подп. 15).
 
Вместе с тем, делая вывод о том, что специальная оценка условий труда, проведена без учета всего комплекса вредных производственных факторов, в соответствии с которыми была проведена аттестация рабочих мест в 2013 г. и определены классы (подклассы) условий труда для установления ранее предоставленных истцам компенсационных мер, при проведении специальной оценки условий труда специалистами не были учтены отдельные вредные производственные факторы, которые были определены таковыми при проведении аттестации рабочих мест в 2013 г. и с учетом показателей по которым установлены классы (подклассы) условий труда на рабочих местах работников филиала «Генерация Бурятии» ПАО «ТГК-14», в связи с чем отсутствуют основания считать, что по результатам специальной оценки условий труда зафиксировано улучшение условий труда работников ответчика, суд апелляционной инстанции фактически переоценил результаты специальной оценки условий труда, при том, что результаты специальной оценки условий труда в установленном порядке истцами не оспаривались.
 
Кроме того, фактически данные выводы суда указывают на допущенные нарушения при проведении специальной оценки условий труда.
 
При выявлении нарушений при проведении специальной оценки условий труда может быть проведена экспертиза качества специальной оценки условий труда в соответствии со статьей 24 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ.
 
Суд в силу части 2 статьи 12 и части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации осуществляет общее руководство процессом, в том числе определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а также выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, что является необходимым условием для правильного разрешения гражданских дел.
 
Исходя из предмета спора и основания заявленного прокурором иска обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения спора, являлась оценка производственных факторов, идентификация вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса по занимаемым истцам должностям, по результатам которой возможно было бы сделать вывод об условиях труда истцов, о наличии (отсутствии) полагающихся истцам гарантий и компенсаций.
 
Указанное обстоятельство, в том числе с учетом нормативно-правового регулирования проведения специальной оценки условий труда, относится к области специальных познаний.













 



 
 

 
Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.
 
В суде апелляционной инстанции, представитель ответчика ПАО «ТГК-14» заявил ходатайство о назначении по делу экспертизы специальной оценки условий труда, однако в удовлетворении данного ходатайства судом апелляционной инстанции необоснованно было отказано со ссылкой на то, что вопросы, поставленные перед экспертом не требуют специальных познаний.
 
Вместе с тем, для разрешения вопроса о соответствии проведенной специальной оценки условий труда требованиям законодательства, правильности установления итогового класса (подкласса) условий труда на рабочих местах истцов, а также о причинах снижения итогового класса (подкласса) условий труда на рабочих местах истцов (обусловлено ли такое снижение улучшениями условий труда), суду надлежало поставить на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу экспертизы поскольку данный вопросы требует специальных познаний.
 
Однако суд посчитал возможным самостоятельно, без привлечения специалистов в области специальной оценки условий труда, имеющих сертификат эксперта на право выполнения работ по специальной оценке условий труда, и не обладая специальными познаниями, проверить наличие либо отсутствие вредных и (или) опасных факторов на рабочем месте истцов по занимаемым ими должностям в ПАО «ТГК-14», а также о том, что улучшений условий труда в связи с уменьшением итогового класса (подкласса) по результатам специальной оценки условий труда не установлено.
 
Как разъяснено в пунктах 2, 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
 
Между тем апелляционное определение по настоящему делу данным требованиям норм процессуального права не соответствует.
 
С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение нельзя признать законными, оно принято с нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены указанного судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
 
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, разрешить спор в соответствии с подлежащими применению нормами права и установленными по делу обстоятельствами.
 
Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции определила: апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 19 мая 2022 г. отменить.
 
Направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции  Верховный суд Республики Бурятия.
 
 

 
Председательствующий:
Лавник М.В.
Судьи:
Леонтьева Т.В,
Гусева Д.А.
 
 
 
 
 



 

 



АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:



 
Результаты проведения специальной оценки условий труда в отношении рабочих мест, на которых по результатам проведения предыдущей оценки установлены оптимальный и допустимый классы условий труда, планируется продлить на 2023 год. Такой возможностью смогут воспользоваться порядка 40 тысяч работодателей. Это позволит сократить финансовую нагрузку предприятий малого и среднего бизнеса, и не затронет трудовые права работников...




 
 
 
Эксперты Минтруда России разъяснили нюансы обучения работников охране труда по новым правилам. В частности ведомство указало, что проводить инструктажи и обучение по охране труда могут сотрудники на любых должностях. Главное, чтобы такие лица соответствовали требованиям, которые перечислены в правилах. В частности, они обязаны освоить программы для персонала…
 






 
Работодатель обязан обеспечивать безопасность труда работников (ч. 2 ст. 22 ТК РФ). Обязанности работодателя в области охраны труда приведены в ст. 214 ТК РФ. При этом необходимо учесть, что здания, сооружения, оборудование, технологические процессы и материалы должны соответствовать государственным нормативным требованиям охраны труда (ст. 213.1 ТК РФ). Обязанности по выполнению правил по электробезопасности установлены Правилами технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденными Приказом Минэнерго России от 13.01.2003 № 6 (далее — Правила).

Согласно п. 1.1.2 Правил они распространяются на организации независимо от форм собственности и организационно-правовых форм, индивидуальных предпринимателей, а также граждан — владельцев электроустановок напряжением выше 1 000 В (далее — потребители). Они включают в себя требования к потребителям, эксплуатирующим действующие электроустановки напряжением до 220 кВ включительно. При этом Правила не распространяются на электроустановки электрических станций, блок-станций, предприятий электрических и тепловых сетей, эксплуатируемых в соответствии с правилами технической эксплуатации электрических станций и сетей...







 
Порядок оформления журналов регистрации инструктажей по охране труда определяется работодателем самостоятельно с учетом установленных требований. За основу могут быть приняты формы, приведенные в ГОСТ 12.0.004-2015. Порядок оформления журналов, в частности прошивки, следует установить в локальном нормативном акте. Обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя (ч. 1 ст. 214 ТК РФ)...
 

 





 
Минтруд России разъяснил работодателю порядок представления документов и сведений в целях определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания…